Советская историческая энциклопедия

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

теория и практика ведения вооруженной борьбы на суше, море и в воздухе. Сов. В. и. включает стратегию, оперативное искусство, тактику.

В. и. зародилось одновременно с возникновением войн и армий и развивается в зависимости от способа производства, воздействующего на В. и. через экономич. структуру общества, систему классовых отношений, через личный состав вооруж. сил, вооружение и боевую технику. В. и. развивается также в зависимости от особенностей историч. развития страны, нац. особенностей и традиций, географич. среды и др. Большое значение имеют личные способности военачальников, а также подготовка кадров армии в овладении оружием и инициатива их в применении лучших приемов боевых действий. Освободит. и революц. войны характеризуются бурным развитием В. и., что обусловливается активным участием и творчеством народных масс.

В. и. в рабовладельческом обществе. В. и. в древнейших известных в истории армиях Др. Востока базировалось на огранич. людских и материальных ресурсах. В наиболее крупных завоеват. походах участвовало одновременно не более 20-30 тыс. воинов, вооруженных простейшим метательным оружием (луки, дротики, пращи) и оружием для рукопашного боя (мечи, копья, боевые палицы). Защитным вооружением служили деревянные и кожаные щиты, шлемы и нагрудники. Стратегия того времени сводилась к простым методам охраны своей страны на немногих доступных направлениях от нападений извне и к обеспечению путей для завоеват. походов с одновременной подготовкой и сосредоточением необходимых сил, а также организацией управления ими и их снабжения; делом стратегии являлись также планы строительства крепостей и размещения воен. гарнизонов для удержания занятых территорий. Древние египтяне, ассирийцы, китайцы и др. народы умели возводить мощные укрепления, строить дороги, мосты и переправы.

Решающее значение имели выбор места и времени сражения и построение боевого порядка, к-рый обычно состоял из расположенных в 2-3 линии лучников, копейщиков и боевых колесниц (или конницы).Бой происходил на огранич. (до 1-2 км) пространстве и начинался с расстояния броска метат. оружия, а затем переходил в рукопашный. Если в бою удавалось опрокинуть или прорвать даже на небольшом участке боевой порядок противника, атакующие войска выходили на его фланги и в тыл и добивались победы. Разбитые и бегущие войска преследовались боевыми колесницами и конницей.

Древние гос-ва имели и воен.-мор. флоты из парусно-гребных кораблей.

Рабовладельч. Др. Греция располагала лучше вооруженными и обученными армией и флотом. В армии, включавшей пехоту и конницу, гл. боевую силу составляла тяжелая пехота (гоплиты), вооруж. мечами, копьями и имевшая металлич. защитные доспехи (щит, шлем, панцирь). Для боя гоплиты строились в фалангу - плотное и глубокое (8-12 и более шеренг) построение, удару к-рого не могла противостоять слабоорганизованная пехота вост. стран. Фаланга, однако, успешно действовала только на ровной местности и нуждалась в обеспечении флангов конницей и легковооруж. пехотой. Вместе с тем тактика фаланги, не предъявлявшая сложных требований к отд. воинам, способствовала утверждению в Др. Греции милиционной системы. С увеличением длительности войн и разорением свободного крестьянства начался переход к наемной системе комплектования войск. В ходе Пелопоннесской войны (431-404 до н. э.) др.-греч. армии становятся профессиональными, постоянными.

Регулярная боевая выучка воинов, улучшение их вооружения и облегчение защитного снаряжения значительно повысили уровень В. и. Появление отрядов легкой и средней пехоты, способных к маневру, и известная самостоятельность внутри фаланги ее частей позволили военачальникам использовать принцип неравномерного распределения сил по фронту, усиливать какое-либо из ее крыльев и добиваться успеха быстрым прорывом фронта на решающем участие (Эпаминонд в сражениях при Левктрах и Мантинее). Бой фаланги поддерживался легкой пехотой и конницей. Наиболее высокого развития среди др.-греч. гос-в В. и. достигло в Македонии в армии царя Филиппа II и его сына Александра Македонского. Удар тяжелой максимально плотной македонской фаланги, вооруженной длинными пиками (сариссами) и мечами, сочетался с самостоятельными атаками сплоченных эскадронов (иллов) отлично вымуштрованной кавалерии и отрядов легкой пехоты из македонских горцев, а взаимодействие между ними и фалангой осуществляли отряды средней пехоты (гипаспистов). Македонская армия в азиатских походах 334-323 до н. э., использовав такие приемы боя, нанесла поражение войскам Персии (см. Граник, Исс, Гавгамелы).

В. и. рабовладельч. общества получило дальнейшее развитие в Др. Риме, создавшем многочисл. армию и обеспечившем ее более совершенным металлич. оружием и защитным снаряжением. Римские легионы (3 000 чел. тяжелой пехоты (легионеры), 1200 чел. легковооруж. пехотинцев (велиты) и 300 всадников) в 4-2 вв. до н. э. строились в три линии по 10 манипул (120-60 чел. в каждой) с небольшими интервалами. Легкая пехота прикрывала легион с фронта, а конница обеспечивала фланги. Тяжелая пехота, вооруж. мечами и копьями с длинными металлич. наконечниками, комбинировала построения, осуществляла несложный маневр, наращивала усилия в бою и вела преследование. В 1 в. до н. э. рим. армия, усовершенствовав вооружение и организацию (легион был разделен на 10 тактич. подразделений - когорт), применяла уже более сложные порядки с выделением части сил в резерв (Юлий Цезарь).

Нек-рые рабовладельч. гос-ва (Афины, Спарта, Македония, Персидская держава Ахеменидов, Карфаген, Рим и др.) развивали В. и. на море, опираясь на мор. флот из примитивных парусно-гребных судов. Флот помогал сухопутным силам и вел бои с флотом противника. Гл. приемами морского боя были таран и абордаж. Нередко с кораблей удары по судам врага наносились с помощью метат. механизмов (баллисты, катапульты).

В. и. в период феодализма. Кризис рабовладельч. строя в Римской империи 3-5 вв. привел к упадку и В. и. ее армии, легионы к-рой формировались преим. из наемников (германцев, славян и др.), не способных противостоять восстаниям рабов и колонов и массовым вторжениям "варварских" племен. После крушения Римской империи в 5 в. у народов Европы (германцы, славяне, кельты и др.), в Византии, во многих странах Азии (Иран, Закавказье, Ср. Азия и др.) и Африки (Аравия) сложились раннефеодальные гос-ва и армии. В 5-7 вв. в воен. походах гл. силу составляло народное ополчение, но по мере развития феод. строя у феодалов появились дружины, численность и роль к-рых постепенно возрастали. На рубеже 8 и 9 вв. на Западе (гос-во франков) феод. дружины стали гл. частью армии. В Древнерус. (Киевском) гос-ве в 9-11 вв. наряду с дружинами решающей силой было нар. ополчение с его простейшим оружием (копья, боевые топоры, палицы, ножи, луки со стрелами, деревянные, обтянутые кожей щиты). Феодалы и дружинники вооружались тяжелыми копьями и мечами, имели щиты с металлич. оковкой, шлемы, латы и кольчуги. В феод. войске пехота вначале составляла гл. силу, но затем, особенно с 9 в., гл. роль перешла к конным феодалам и дружинникам, а пехота превратилась во вспомогат. род войск. В дальних походах феод. войско применяло в качестве транспортных и боевых средств речные и морские суда (гребные и парусные).

У славян, франков и др. народов пехота строилась для боя по родоплеменным группам и сражалась в колоннообразных построениях, умело устраивала засады, совершала внезапные нападения, сооружала простейшие укрепления (рвы и валы, засеки, частоколы, вагенбурги). Пехота Киевской Руси в 10 в. действовала в сомкнутых построениях типа фаланги ("стена"). Фланги "стены" прикрывала конница, а перед фронтом действовали метат. оружием отряды легкой пехоты. На Западе и у вост. народов, где гл. силу войска составляла конница, В. и. пехоты не получило развития. В период расцвета феодализма в Европе 11-15 вв. с его экономич. и политич. раздробленностью на развитие В. и. влияла система комплектования войска - феодально-рыцарское ополчение. Настоящим воином считался только всадник - рыцарь. Феод. армии были немногочисленны; они не знали твердого воинского порядка и дисциплины. До 14 в. в сражениях применялось только холодное оружие. Бои рыцарской конницы обычно представляли собой сумму поединков и велись без четкого замысла и управления. Только рыцари, объединенные в духовные ордена, сражались более организованно, применяя боевые порядки типа клин ("железная свинья") и др. На Руси наряду с феод. конницей развивалась и совершенствовалась пехота. Боевые порядки пехоты и конницы позволяли осуществлять несложный маневр. В Ледовом побоище 1242 рус. войско во главе с Александром Невским разгромило отборные силы нем. орденских рыцарей. В Куликовской битве 1380 согласованными действиями пехоты и конницы было разгромлено огромное войско татаро-монгол.

В странах Зап. Европы возрождение пехоты началось в 14 в. на базе развития городов и ремесл. производства, изобретения пороха и совершенствования огнестр. оружия. В борьбе против феодалов массы организованных горожан находили эффективные способы ведения боя с рыцарской конницей. Сочетая действия пехоты и конницы, холодное и огнестр. оружие, боевые повозки, они наносили сокрушит. поражения рыцарским армиям, ускорив крах феод.-рыцарского воен. искусства. Как отмечает Энгельс, "...каменные стены рыцарских замков не устояли перед пушками горожан" ("Анти-Дюринг", 1957, с. 156).

В. и. в период капитализма (до второй мировой войны). Период зарождения и развития буржуазных отношений (кон. 15 - сер. 17 вв.) ознаменовался быстрым подъемом В. и. Создание крупных централизованных государств, развитие ремесла и мануфактур привели к решит. изменениям системы комплектования, организац. структуры и вооружения армий, вызвали к жизни новые способы ведения войны и боя. Формировались армии путем вербовки и найма. В 15 и 1-й пол. 16 вв. отряды наемников набирались только на период войны. Во 2-й пол. 16 в. окрепшие феодально-абсолютистские гос-ва стали формировать постоянные наемные армии и воен.-мор. флоты, более организованные, с регламентированной боевой подготовкой. В рус. централизованном гос-ве установилась поместная система комплектования армии. Кроме того, ок. 1550 в России было создано постоянное стрелецкое войско. Основной организац. единицей во всех армиях стал полк, делившийся обычно на 10 рот по 150-400 солдат. Пехота возрождалась как гл. род войск. При огранич. использовании огнестр. оружия она в бою против тяжелой рыцарской конницы применяла громоздкие, глубокие (до 80 шеренг) построения - баталии, окаймленные линиями мушкетеров. С увеличением числа ружей и их совершенствованием стали применяться неглубокие, вытянутые по фронту боевые порядки, где отряды мушкетеров располагались рядом с отрядами пикинеров ("нидерландский боевой порядок").

К сер. 17 в. завершается переворот, произведенный в воен. деле появлением пороха. Отныне исход сражений и боев решался прежде всего огнестрельным оружием. Чтобы ввести в действие одновременно наибольшее число ружей, пехота начинает выстраиваться в тонкие линии, состоявшие из нескольких шеренг. Такой способ ведения боя (линейная тактика) был применен в рус. армии в период борьбы с польскими интервентами (сражение при Добрыничах в 1605). На Западе линейная тактика оформилась в период Тридцатилетней войны 1618-48 в шведской армии.

Нек-рые гос-ва (Англия, Испания, Голландия и др.) создали в 16-17 вв. постоянные воен. мор.-флоты, состоявшие из крупных, водоизмещением от 500 до 1 800 т, парусных кораблей (линейный флот) и небольших парусно-гребных судов (галерный флот). Корабли были вооружены пушками, установленными неподвижно на 2-3 палубах. Артиллерия превратилась в главное средство завоевания победы в морских сражениях. Воен.-мор. флоты играли важную роль в захвате колоний и охране морских торговых путей.

Первый период развития бурж. В. и. - с сер. 17 до конца 18 вв. - носит переходный характер: в Зап. Европе капиталистические отношения уже преобладали в области экономики, но политич. власть находилась еще в руках феодалов. Россия в 17-18 вв. оставалась феодально-крепостнич. страной, но и в России уже вызревал капиталистич. уклад, росли мануфактуры, начал складываться всероссийский рынок.

Вооруж. силы стран Зап. Европы состояли тогда из постоянных армий. Армии комплектовались по наемной системе и имели 3 рода войск: пехоту, кавалерию и артиллерию. На вооружении армий находились гладкоствольные ружья и пистолеты, гладкоствольная артиллерия и холодное оружие (штыки, сабли и т. п.). Гл. боевую силу флота составляли большие парусные корабли с сильной артиллерией.

Рус. армия, в отличие от западноевропейских, комплектовалась с нач. 18 в. по системе набора рекрутов и была национально однородной, чем определялось превосходство ее морально-боевых качеств.

Особенности стратегии и тактики армий 17-18 вв. в значит. степени были обусловлены характером политич. целей, ради к-рых велась война. Обычно феод.-абсолютистские гос-ва вели войны с ограниченными целями захвата определенных городов, крепостей и территорий. Воен. действия в большинстве случаев сводились к медленному и осторожному "маневрированию" с целью вытеснения противника с территории, ради к-рой велась война. Военачальники редко отваживались вступать в крупные сражения, поскольку наем и подготовка армии требовали больших расходов и длит. времени. Ведение войны путем маневрирования на коммуникациях противника получило наименование "маневренной стратегии".

Чтобы сохранить территорию и обеспечить свои границы, в узлах коммуникаций для защиты важных направлений строились крепости и размещались сильные гарнизоны. Умение строить, оборонять и осаждать крепости составляло важную часть В. и. Чтобы занять наибольшее количество важных в стратегич. и тактич. отношении пунктов, войска располагались равномерно вдоль границы или на театре воен. действий. Такая группировка сил с целью пассивного удержания территории или постепенного вытеснения противника составляет характерную особенность "кордонной системы", преобладавшей в войнах 18 в.

Для ведения боя армии выстраивались в 2-3 линии. Пехота располагалась в центре, артиллерия впереди, конница на флангах. Каждая линия состояла из 3-4 шеренг. Сила линии заключалась в залповом огне. При таких боевых порядках войска могли действовать только на ровной открытой местности и не были в состоянии быстро двигаться, осуществлять маневр и вести преследование. Исход боя решался огнем. Рус. полководцы той эпохи - Петр I, П. С. Салтыков, П. А. Румянцев и др., используя боевые качества своих солдат, искали и находили новые пути и возможности тактики, применяли более глубокие построения, маневр, штыковые атаки, действия на пересеченной местности.

Глубокое влияние на В. и. оказала деятельность А. В. Суворова, к-рый по-новому решал задачи обучения и воспитания войск. Полководч. иск-ву Суворова присущи решительный, наступат. дух, стремление к разгрому противника, смелый маневр, сосредоточение сил на решающих направлениях, творч. подход к решению стратегич. и тактич. задач, отказ от линейных боевых порядков, применение мелких каре, колонн и рассыпного строя, умелое сочетание огня и смелых штыковых атак. В развитии воен.-мор. искусства после Петра I крупную роль сыграл рус. флотоводец 18 в. P. P. Ушаков, к-рый отказался от линейного построения флота в бою и с успехом действовал сосредоточенными силами, искусно используя резервы.

Решит. переворот в способах комплектования армии, ведения войны и боя произвела франц. бурж. революция кон. 18 в. В революц. и нац.-освободит. войнах кон. 18 - нач. 19 вв. складывалось В. и. массовых бурж. армий (в 19 в. комплектование таких армий почти повсеместно осуществлялось по системе всеобщей воинской повинности). Уже в кон. 18 - нач. 19 вв. организац. структура армий подверглась значительному совершенствованию: сложились постоянные тактич. соединения - дивизии и корпуса, способные самостоятельно решать сложные боевые задачи. Было усовершенствовано стрелковое оружие, увеличилось количество и улучшилось качество артиллерии. Появились штабы как особые органы управления войсками. Резко возросла роль командного состава.

Стратегия приобрела более решительный характер; объектом действий являлась армия противника, а не крепости и участки территории. Стратегич. цели достигались путем активных наступат. действий, что находило свое выражение в группировке войск, смело сосредоточиваемых на решающем направлении. Увеличился размах и возросло напряжение вооруж. борьбы. Массовость и подвижность средств нападения Ф. Энгельс считал осн. признаками В. и. того периода. Действия франц. революц. армии в 1792-93 и русской армии в Отечественной войне 1812 показали, что стратегич. оборона стала более активной и имела целью не только удержание территории, но и создание условий для полного разгрома противника.

Произошли коренные изменения и в способах ведения боя. На смену линейной тактике пришла тактика колонн и рассыпного строя. Большое значение в бою приобрел штыковой удар пехоты, построенной в батальонные колонны, а незначит. часть пехоты (егеря) сражалась в рассыпном строю. Многочисл. артиллерия своим огнем готовила атаку при наступлении или же поражала атакующую пехоту противника при обороне. Конница активно поддерживала атаки пехоты и использовалась для разведки, преследования и т. п. Победа достигалась согласованными усилиями пехоты, артиллерии и конницы. Новые способы ведения войны и боя, выработанные рус. и франц. армиями в конце 18 в., были восприняты и усовершенствованы выдающимся полководцем Наполеоном I, к-рый показал искусство массированного применения артиллерии и конницы, умелого вождения войск в больших походах, мастерского использования резервов для достижения перелома в ходе сражений и полного разгрома противника. Наполеоновской стратегии генерального сражения вел. рус. полководец М. И. Кутузов противопоставил более соответствовавшую наличию массовых армий систему завоевания победы путем ряда боев и сражений.

Следующая ступень развития В. и. была обусловлена появлением в 19 в. железных дорог, парового флота, электрич. телеграфа, бездымного пороха, нарезной артиллерии и нарезного заряжаемого с казенной части стрелкового оружия. Широкое применение этих средств во 2-й пол. 19 в. привело к важным изменениям в стратегии и тактике. Жел. дороги и паровой флот позволили быстро развертывать, бесперебойно снабжать и перебрасывать на большие расстояния многочисл. армии. При помощи телеграфа стало возможным управление войсками, действующими на разных направлениях. Возросла роль стратегич. планирования и управления. Генеральные штабы планировали подготовку стратегич. резервов, накопление мобилизац. запасов, строительство и использование ж.-д. и водных путей, систему материального обеспечения вооруж. сил.

Резкое повышение скорострельности, дальности и меткости огня в связи с применением нарезного оружия и бездымного пороха сделало невозможным применение громоздких батальонных колонн в бою. Колонна являлась отличной мишенью для противника и несла слишком большие потери. Поэтому в ходе Крымской войны 1853-56, гражданской войны в США 1861-65, австро-прусской войны 1866, франко-прусской войны 1870-71 и русско-турецкой войны 1877-78 возникла тенденция к расчленению колонн и постепенно сложилась новая форма боевого порядка пехоты - стрелковая цепь. В наступлении пехота вынуждена была двигаться от укрытия к укрытию, перебежками и переползанием, сочетая движение и огонь. Накопившись на рубеже атаки, пехота наносила штыковой удар и завершала бой коротким преследованием. Однако цепь вплоть до 1-й мировой войны оставалась очень густой, что приводило к тяжелым потерям. Артиллерия поддерживала наступление пехоты своим огнем, стремясь подавить артиллерию противника и нанести потери его пехоте. В обороне начинают применяться групповые окопы, различного типа укрытия и убежища, чтобы защитить боевые порядки от огня противника. В свою очередь, огонь стрелк. оружия и артиллерии становится гл. средством отражения наступления врага.

Важные изменения претерпевает в 19 в. воен.-мор. флот. Парусные деревянные корабли заменяются парусно-паровыми, а затем паровыми броненосными судами. На вооружение флота поступают нарезные орудия, бездымный порох, торпеды и более совершенные мины. Развитие парового флота потребовало создания системы воен.-мор. баз. Расширились возможности организации блокады берегов противника. Морской бой превратился гл. обр. в арт. состязание. Развитие рус. воен.-мор. искусства в 19 в. связано с именами М. П. Лазарева, П. С. Нахимова, Г. И. Бутакова и др.

Перерастание домонополистич. капитализма в империализм и быстрое развитие техники вызвали крупнейшие изменения в В. и. В 20 в. страны с высоким экономич. потенциалом смогли в военное время выделять в вооруж. силы 15-20% населения. Возникли многомиллионные армии. В конце 19 - нач. 20 вв. появились первые образцы автоматич. стрелкового, а затем и арт. оружия. Уже в англо-бурской войне 1899-1902 были подтверждены высокие боевые качества станкового пулемета. Двигатели внутр. сгорания нашли широкое применение в боевой технике. Машинная индустрия обеспечила массовый выпуск вооружения, боеприпасов и снаряжения, а развитый механический транспорт, в том числе автомобильный, - его доставку на фронт. Уже в 1-й мировой войне появились новые рода войск и службы: авиация, бронетанковые, химич., автомобильные войска и др. Появляются новые средства борьбы на море: подводные лодки, морская авиация. Быстрое развитие автоматич. стрелк. оружия и артиллерии привело к стремит. увеличению огневой мощи армий. Применение моторов создало не виданные ранее возможности для маневра, а новые средства связи (телефон, телеграф, радио) позволили организовать управление войсками на больших пространствах. Одновременно развивались средства полевой и долговременной фортификации. Воен. действия приобрели грандиозный размах и огромную разрушит. силу. Впервые в истории человечества война приобрела характер мировой и велась на суше, на воде, под водой и в воздухе. Во время войны многомиллионные армии расходуют настолько большое количество вооружения, боеприпасов, снаряжения, продовольствия, горючего и т. п., что для обеспечения потребностей войск необходима мобилизация всех экономич. ресурсов страны. Роль экономич. фактора неизмеримо возрастает; вся страна становится стратегич. тылом, грани между тылом и фронтом все больше стираются. Война превращается во всестороннее испытание для воюющей страны. На опыте первых войн эпохи империализма В. И. Ленин выявил их самую важную, определяющую особенность: "Войны ведутся теперь народам?..." (Соч., т. 8, с. 34). Война возлагает страшные тяготы на трудящиеся массы как на фронте, так и в тылу. Она требует напряжения всех физич. и моральных сил. Моральный фактор приобретает особо важное значение, влияя и на способы ведения войны и на ее исход.

Войны эпохи империализма поставили перед стратегией новые задачи и требования. Органы стратегич. планирования и управления вынуждены учитывать и обеспечивать целесообразное использование всех экономич. ресурсов и людских резервов страны. Опыт 1-й мировой войны показал, что капиталистич. строй с присущими ему анархией производства, погоней за сверхприбылями и острыми классовыми противоречиями крайне затрудняет решение этой задачи. В эпоху империализма крупные войны ведутся обычно воен. союзами и группировками стран. В этих условиях важнейшая задача стратегии заключается в координации усилий всех участников коалиции для достижения общего успеха. Но между империалистич. державами - участниками одной коалиции - всегда существуют противоречия. Каждое из этих государств стремится к достижению своих захватнич. целей, что неизбежно сказывается на осуществлении целей коалиционной стратегии.

В условиях растущей продолжительности войны и высокого ее напряжения исключит. значение приобрели подготовка и правильное использование стратегич. резервов. Возникла необходимость организации управления фронтами и армиями, действующими одновременно на различных театрах и стратегич. направлениях.

Начало 20 в. характеризуется зарождением операции. Наряду со стратегией и тактикой появляется промежуточное звено - оперативное искусство. Объектом его является операция как комплекс сражений и боев, объединенных единым замыслом командования.

Новые способы ведения войны, операций и боев возникли частично в ходе русско-японской войны 1904-05 и особенно в период первой мировой войны 1914-18. Воюющие стороны пытались, как и в войнах 19 в., быстро разгромить противника путем маневренных операций, прямым массовым ударом своих армий. Эти попытки оказались безуспешными, поскольку вооруж. силы стали обладать большой живучестью, т. е. могли восполнять потери за счет накопленных резервов и восстанавливать боеспособность. Многомиллионные армии, оснащенные магазинными винтовками, пулеметами, минометами, скорострельной артиллерией, создали новый способ обороны - оборону на сплошном фронте, оборудованную системой окопов, траншей, ходов сообщения, блиндажей, укрытий, проволочных заграждений и т. п. На фронтах огромного протяжения война приобрела позиционный характер. При таких условиях наступат. операция могла начинаться только прорывом позиционного фронта. Были испытаны различные формы прорыва: прорыв на узком участке (операции у Вердена, Камбре и др.), прорыв на сплошном широком фронте (операции на р. Сомме и др.), одновременный прорыв на ряде участков фронта (наступление рус. Юго-Зап. фронта летом 1916). Для прорыва позиц. обороны применялись массированные удары силами пехоты (Шампань, Артуа и др.), артиллерии (Верден и др.), танков (Камбре, Амьен и др.). Опыт успешного наступления рус. Юго-Зап. фронта в 1916 и других наступат. операций показал, что лучшие результаты достигались при одноврем. ударах на ряде участков, когда обеспечивалась внезапность наступления, применялось массирование сил и средств на участках прорыва и организовывалось тесное взаимодействие всех родов войск. Однако проблема прорыва стратегического фронта противника в ходе 1-й мировой войны не была решена. Позиционная оборона оказалась сильнее наступления. В ходе этой войны появились новые оперативно-стратегические объединения - фронты, возникли фронтовые операции. В результате быстрого развития артиллерии, применения самолетов, танков и отравляющих веществ коренные изменения произошли и в области тактики. В начале войны почти все задачи боя решала пехота при незначит. поддержке артиллерии и конницы. К концу войны огневая мощь пехоты во много раз возросла за счет применения большого количества пулеметов, минометов и войсковой артиллерии. Бой становится общевойсковым, поскольку тактич. задачи решались совместными усилиями пехоты, артиллерии, танков, авиации и инж. войск. Орг-ция взаимодействия превратилась в одну из самых важных задач управления войсками. Наступат. бой в начале войны пехота вела построившись в густую (с небольшими интервалами между бойцами) стрелковую цепь, за к-рой следовали тактич. резервы. Атаке пехоты предшествовала короткая арт. подготовка. Возросшая сила обороны потребовала перехода к более глубоким боевым порядкам и лучшего огневого обеспечения действий пехоты. Сложилась новая форма боевого порядка - волны цепей, причем боевые порядки пехоты насыщались пулеметами, минометами, огнеметами и орудиями сопровождения. Для подавления обороны противника применялась длительная арт. подготовка, а атака поддерживалась огневым валом и др. видами арт. огня.

Появление на полях сражений танков, большого количества пулеметов и орудий сопровождения привело к складыванию группового боевого порядка, поскольку подразделения пехоты (отделения, взводы) не рассыпались в цепи, а группировались вокруг танков и орудий и, применяясь к местности, вели наступат. бой при поддержке их огня.

За годы 1-й мировой войны сложилась система ведения позиционной обороны на сплошных фронтах. От очаговой, не имеющей глубины обороны, перешли к обороне глубокоэшелонированной, состоящей из ряда позиций и полос. На важнейших участках местность оборудовалась по системе укрепленных районов, сочетая долговрем. и полевые оборонит. сооружения. В связи с появлением новых средств нападения оборона приобретала новые качества и к концу войны все более становилась обороной противопехотной, противоартиллерийской, противохимич., противовоздушной.

В. и. империалистич. гос-в в период между 1-й и 2-й мировыми войнами развивалось под влиянием дальнейшего обострения общего кризиса капитализма, клас. борьбы и противоречий между империалистич. державами. Бурж. воен. теоретики понимали важную роль экономич. и морального факторов в совр. войне, но капиталистич. система х-ва затрудняла возможность всестороннего учета и использования экономич. потенциала, а захватнич. агрессивные цели войн, чуждые нар. массам, не могли обеспечить высокий моральный дух войск. Поэтому в фаш. агрессивных государствах, прежде всего в гитлеровской Германии, разрабатывались теории "тотальной" и "молниеносной" войны, в к-рой (как рассчитывали авторы этих теорий) победа могла бы быть достигнута еще до того, как полностью проявится определяющее воздействие экономич. и морального факторов.

Сов. военное искусство. После Окт. революции - в годы гражданской войны 1918-20 и в последующий период - сложились сов. воен. наука и ее составная часть - сов. военное искусство - новая, высшая ступень развития В. и. Изучая и используя все достижения мирового В. и., сов. В. и. вместе с тем имеет ряд коренных принципиальных особенностей. Его теоретич. основой является исторический материализм, учение марксизма-ленинизма о войне и армии; его политич. основу составляет политика Коммунистич. партии, а экономич. и материально-технич. основу - социалистич. система х-ва. Особо важным для сов. военной науки и искусства является положение В. И. Ленина: ""характер политической цели" имеет решающее влияние на ведение войны..." (Ленинский сборник, XII, 1931, с. 429). Сов. В. и. служит целям защиты мирной жизни и труда народов Сов. Союза, защиты гос. интересов СССР, всего социалистич. лагеря и интересов борьбы за прочный мир во всем мире. Осн. принципы сов. В. и. подчинены задачам ведения справедливой войны против империалистич. агрессии. Теория сов. В. и. рассматривает закономерности ведения войны и военных действий.

Осн. методологич. положения сов. В. и. разработаны Коммунистич. партией и ее вождем В. И. Лениным. Впервые в истории были определены принципы строительства вооруж. сил социалистич. гос-ва и ведения революц. отечеств. войны, пути превращения всей страны в единый боевой лагерь.

Стратегия Сов. Армии в период гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР 1918-20 характеризуется след. осн. чертами: единством политики и стратегии, решительностью стратегич. целей; гибким сочетанием всех видов вооруж. борьбы - наступления, обороны, контрнаступления и партиз. действий; правильным выбором направлений гл. удара с учетом политич., экономич. и воен. факторов; умелым использованием противоречий в лагере противника для разгрома его по частям; сосредоточением сил и средств на решающих направлениях путем стратегич. перегруппировок и выдвижения резервов; сочетанием действий регулярных войск с действиями партизан и подпольных групп в тылу врага.

Операции гражд. войны носили преим. маневренный характер, оперативная плотность в районах боевых действий была низкой, боевой техники было мало. Осн. достижения сов. В. и. этого периода в области ведения операций: определение роли и места фронтовых и армейских объединений; широкое использование различных форм оперативного маневра; переход от равномерного распределения сил по фронту к действиям ударными группировками; орг-ция и успешное применение первых в мире подвижных объединений - конных армий. Был получен ценный опыт осуществления прорыва мощной обороны противника (Перекоп в 1920), форсирования рек с ходу, захвата и обороны плацдармов на крупных водных преградах (Каховка в 1920), активной обороны крупных городов (Царицын в 1918-19, Петроград в 1919 и др.).

Тактика Сов. Армии в гражд. войне складывалась под влиянием справедливого революц. характера войны, высоких морально-боевых качеств личного состава, слабого оснащения войск боевой техникой. Важнейшими чертами тактики были: постоянное стремление к полному разгрому противника, высокая боевая активность; решающая роль маневра в бою; отсутствие шаблона; смелая инициатива командиров и бойцов; низкие тактические плотности. Тактич. задачи решались в основном усилиями пехоты и конницы. Артиллерия имелась в небольшом количестве и применялась в боях, как правило, децентрализованно. Авиация появлялась над полем боя только эпизодически, гл. обр. в целях разведки, с попутным бомбометанием и обстрелом скоплений войск противника. Танков Сов. Армия не имела. При действиях вдоль ж. д. широко использовались бронепоезда. Славные победы Сов. Армии над иностр. интервентами и внутр. контрреволюцией доказали превосходство молодого сов. В. и. над В. и. империалистич. агрессоров и белогвардейцев. Выдающаяся роль в развитии сов. В. и. в годы гражданской войны, в последующий период обобщения опыта минувших войн и разработки основ военной теории на основе новой техники принадлежит М. В. Фрунзе и ряду выдающихся полководцев и воен. теоретиков: А. И. Егорову, С. С. Каменеву, M. H. Тухачевскому, И. П. Уборевичу, Б. М. Шапошникову и др.

За короткий историч. срок между гражданской и Вел. Отечеств. войнами сов. народ под руководством Коммунистич. партии преодолел технико-экономич. и культурную отсталость, осуществил индустриализацию страны и коллективизацию с. х-ва, ликвидировал эксплуататорские классы и построил социализм. За годы предвоен. пятилеток была проведена полная технич. реконструкция Сов. Армии. Интенсивно шло строительство Воен.-Мор. Флота, Военно-Воздушных Сил и противовоздушной обороны. Одновременно велась напряженная работа по совершенствованию воен. кадров. Сов. Армия из технически отсталой превратилась в совр. армию, способную защитить первое в мире социалистич. гос-во.

В тот же период сов. воен. теория определила способы ведения войны, операций и боев, отвечавшие новым условиям и возможностям. Правильно оценивая характер предстоящей войны, сов. воен. теория предвидела, что СССР вынужден будет вести войну против коалиции империалистич. держав, что война будет длительной, упорной и потребует мобилизации всех экономич. ресурсов и людских резервов страны. Огромное значение придавалось прочности тыла, экономич. и моральному потенциалу страны, уровню ее подготовки к войне.

В воен. теории и практике воен. строительства в основном правильно решалась сложная проблема определения общей структуры вооруж. сил: наряду с развитием всех видов вооруж. сил и родов войск учитывалась ведущая роль сухопутных сил.

Перед вооруж. силами в случае нападения империалистов на СССР ставилась решит. стратегич. цель - разгромить противника на его территории. Наступление считалось гл. видом воен. действий, а обороне отводилась подчиненная роль. Слабо разрабатывались вопросы ведения боевых действий в начальный период войны. Считали, что воен. действия будут иметь преим. маневренный характер и большой размах. Победа может быть достигнута путем проведения ряда одновременных и последоват. наступат. операций, осуществляемых по единому стратегич. плану при тесном взаимодействии сухопутных, воен.-возд. и воен.-мор. сил. Учитывалась также возможность самостоят. операций отдельных видов вооруж. сил. В СССР оперативное искусство впервые стало рассматриваться как особая часть В. и.

Крупным достижением сов. воен. мысли явилась разработка теории оперативного искусства и, в частности, теории "глубокой операции". Ее сущность заключалась в одновременном подавлении всей глубины обороны противника путем применения артиллерии, авиации, танковых и механизиров. соединений, возд. десантов, прорыва обороны в высоких темпах с выходом на оперативный простор и в тыл, окружения и полного разгрома противостоящих сил врага.

Теория глубокой операции наметила способы боевого применения войск, оснащенных новой боевой техникой, и в основном отвечала объективным условиям ведения войны.

Слабее была разработана теория оборонит. операции. Оборону рекомендовалось создавать глубокую, многополосную, оборудовать местность фортификац. сооружениями, инж. заграждениями и противотанковыми препятствиями. Войска должны были эшелонировать свои силы в глубину. Задача обороны состояла в том, чтобы отразить наступление крупных сил противника, массированные удары его артиллерии, авиации и танков и нанести им сокрушит. поражение. Тактика Сов. Армии развивалась в соответствии с повышением морально-боевых качеств личного состава и оснащением войск новой техникой. Одновременно с разработкой теории глубокой операции сложилась теория глубокого боя. В наступат. бою, к-рый признавался основным видом боя, войска должны были одновременно подавить всю тактич. глубину обороны противника и прорвать ее в первый день наступления. Это должно было быть достигнуто согласованными усилиями всех родов войск, но гл. роль отводилась пехоте. Бой рассматривался как общевойсковой, в связи с чем тесное взаимодействие родов войск расценивалось как важнейшее условие успеха. Боевые порядки войск в наступлении и обороне состояли из ударной и сковывающей групп. В наступат. бою соединения, части и подразделения строились в 2 эшелона. Тактич. зона обороны состояла из полосы обеспечения, (предполье), гл. полосы и 2-й полосы. Общая глубина тактич. зоны - 30-35 км. Осн. задача тактич. соединений состояла в удержании гл. полосы.

В общем сов. В. и. соответствовало объективным условиям. Однако на развитии сов. В. и., как и в др. областях сов. науки, сказалось влияние культа личности Сталина, когда насаждался догматизм, подавлялись инициатива и творческое обобщение мирового опыта развития вооруж. сил и В. и. Вследствие этого допускались ошибки в разработке путей развития способов военных действий и организации армии. Так, ограниченный, преим. тактический, опыт военных действий в антифашистской войне испанского народа, в особенности опыт применения танков и авиации, был обобщен односторонне и поэтому было принято неправильное решение расформировать механизированные корпуса, несмотря на то, что опыт применения их на маневрах Красной Армии признавался командованием военных округов и военными теоретиками передовым, наиболее отвечающим условиям ведения глубокой операции на наших западных театрах военных действий. Огромнейший вред укреплению обороны страны и развитию В. и. был нанесен уничтожением в результате необоснованных репрессий большинства наиболее подготовленных военных кадров, за что ответствен прежде всего лично Сталин. Все это привело к тому, что в то время сов. военная теория не разрабатывала способов ведения боевых действий в начальном периоде войны в условиях нанесения противником упреждающего удара крупных сил авиации и танков, недооценивались вопросы стратегической обороны, в частности противовоздушной и противотанковой обороны, из практики обучения войск исключались боевые действия при отходе, в окружении и т. п.

После начала 2-й мировой войны правительство приняло специальные меры по перевооружению Сов. Вооруж. Сил, совершенствованию их организационной структуры. Было решено восстановить механизированные корпуса и значительно увеличить количество танковых соединений. Но промышленность не могла в короткий срок полностью обеспечить потребности армии, и процесс перевооружения новой техникой затянулся. Были разработаны новые положения о наступлении и обороне с учетом опыта войны в 1939 и 1940. Но освоение этих новых положений требовало значит. времени. Сказывалось также отсутствие необходимого боевого опыта как у кадрового состава, так особенно у командиров запаса.

Великая Отечественная война 1941-45 была одним из важнейших этапов развития сов. В. и.

В первый период (июнь 1941 - ноябрь 1942) этой длительной и беспримерно тяжелой войны сов. В. и. было поставлено перед необходимостью решать ряд сложнейших проблем. К их числу относится проблема стратегич. развертывания вооруж. сил в крайне неблагоприятной обстановке, сложившейся в результате крупных ошибок и просчетов И. В. Сталина и воен. руководства, быстрого и глубокого вторжения врага, а также ведения операций при неблагоприятном расположении сил западных пограничных военных округов и при недостатке сил и средств на важнейших направлениях.

Опираясь на всенародную поддержку, на мужество и стойкость сов. войск, вдохновляемых справедливыми целями освободит. войны, сов. В. и. успешно разрешило труднейшую задачу изматывания противника, овладения стратегич. инициативой, перехода в контрнаступление, а затем и в общее наступление. В решении этой задачи важную роль сыграла организующая и направляющая деятельность Коммунистич. партии и Сов. пр-ва по созданию и развертыванию стратегич. резервов и массированному их применению на решающих направлениях. Решению задачи срыва планов врага, ослаблению и уменьшению его наступат. возможностей способствовали: умелое определение направлений гл. ударов противника, глубокое построение наших группировок на направлении его гл. удара, возрастание силы огневого воздействия обороны, строительство оборонительных рубежей и системы инженерных заграждений.

Сов. командование, даже в условиях невыгодного соотношения сил в воздухе, сумело организовать и нанести ряд авиац. ударов по объектам стратегич. тыла противника и по его важнейшим экономич. центрам. Воен.-Мор. Флот вел ожесточенную борьбу на морских коммуникациях, взаимодействуя с сухопутными войсками на приморских направлениях. Весьма важным фактором стратегич. значения явилось руководимое Коммунистич. партией в р-нах, захваченных врагом, мощное партизанское движение.

Переход Сов. Армии к стратегич. обороне в начале войны определил важнейшие задачи оперативного иск-ва и тактики. Одной из важнейших проблем была разработка форм и способов ведения оборонит. операций и боев, наиболее полно отвечавших сложившимся условиям. Ограниченность сил и средств, необходимость действовать на широких фронтах вначале нередко приводили к распылению сил и средств, к равномерному распределению их по фронту. Сказывались отсутствие опыта борьбы с крупными танк. группировками противника, недостаточная забота об обеспечении флангов и стыков. По мере роста сил и накапливания опыта борьбы иск-во орг-ции и ведения обороны совершенствовалось. Постепенно возрастала глубина построения войск в обороне, увеличивалась концентрация сил и средств в р-нах и полосах, от удержания к-рых зависела устойчивость всей обороны. Для борьбы с танками противника все более умело применяли огонь артиллерии и танков, удары авиации, противотанк. ружья и различные виды инж. противотанк. заграждений: минные поля, фугасы, эскарпы, рвы и т. п. Характерной чертой иск-ва обороны сов. войск была ее высокая активность. Она особенно ярко проявилась в контрударах и контратаках, проводимых стрелковыми, механизированными и танковыми соединениями и частями при поддержке авиации. Контрудары в сражениях у Дубно, Ровно, Сольцы, Ельни, под Москвой (см. Московская битва 1941-42) и на Волге оказали серьезное влияние на ход боевых действий.

Вместе с иск-вом орг-ции обороны в первый период войны развивалось и иск-во наступат. действий. Контрнаступление под Ростовом, Тихвином и Москвой и последующий разгром центр. группы нем.-фаш. войск явились крупным вкладом в сов. В. и. Директивы Ставки Верх. Главнокомандований указывали на основе накопленного опыта пути создания ударных группировок и повышения тактич. плотностей на направлениях гл. ударов, обобщали опыт построения боевых порядков, использования танков, арт. и авиац. обеспечения, организации управления войсками. Эти указания Ставки были направлены на достижение прорыва обороны противника и непрерывного наращивания ударов в ходе операции и служили важнейшим руководством на протяжении всей войны.

Перестройка экономики СССР на воен. лад дала возможность обеспечить Сов. Вооруж. Силы наилучшей боевой техникой во все возрастающих масштабах. Материально-технич. возможности и полученный опыт позволили сов. В. и. применять новые способы и формы борьбы. Это, в свою очередь, вызывало изменение организац. форм. Уже весной 1942 были сформированы крупные танк., механизир., арт. и авиац. соединения, игравшие важную роль в дальнейшем ходе борьбы.

Однако в стратегич. руководстве в первом периоде войны был допущен ряд крупных военных ошибок, приведших к тяжким поражениям, к-рых можно было избежать, если бы Сталин считался с предложениями Военных советов фронтов (напр., можно было избежать катастрофы под Киевом в 1941, катастрофы под Харьковом весной 1942, в результате к-рой фашистские войска дошли до Волги).

Второй период войны (ноябрь 1942 - декабрь 1943) характеризовался дальнейшим развитием сов. В. и. Наиболее ярким примером этого служит битва на Волге 1942-43, где в ходе контрнаступления была окружена и уничтожена крупная вражеская группировка, причем окружение противника удалось осуществить при общем равенстве сил. Успеху операции способствовали правильный выбор направлений гл. ударов и момента перехода в контрнаступление, умелое и скрытное сосредоточение превосходящих сил и средств на этих направлениях, искусное сохранение резервов до момента, наиболее благоприятного для нанесения удара, достижение внезапности удара, стремительность наступления танк., механизир. и общевойсковых соединений.

Переход нем.-фаш. войск в середине 1943 к глубоко-эшелонированной обороне потребовал увеличения глубины построения боевых порядков сов. войск в наступлении и сосредоточения необходимых средств борьбы для нанесения мощного первоначального огневого удара по обороне противника. В Курской битве 1943 сов. В. и. обогатилось опытом применения преднамеренной стратегич. обороны. Имея необходимые силы и средства для проведения наступательных операций, Ставка Верховного Главнокомандования, получив разведыват. данные о подготовке противником крупного наступления, решила встретить его хорошо организованной обороной, измотать его при попытках прорыва, а затем перейти в контрнаступление. Оборонит. операции сов. войск под Курском отличались еще более высокой активностью, чем в предшествующий период. Она проявлялась в проведении невиданной по мощности и масштабам контрподготовки, в нанесении массированных ударов артиллерией и авиацией по наступавшим войскам врага, в применении широкого маневра вторыми эшелонами и резервами из глубины и по фронту, в проведении контрударов, особенно силами танковых соединений.

После того как искусная оборона привела наступление противника к крушению, сов. войска перешли в контрнаступление, переросшее затем в общее мощное наступление, завершившееся форсированием Днепра с ходу, на широком фронте. В процессе этих операций и боев превосходство сов. В. и. над В. и. нем.-фаш. армии, самой сильной армии стран капиталистич. мира, проявилось с еще большей силой.

В третьем периоде (1944-45) Великой Отечеств. войны сов. В. и. развивалось в благоприятных условиях, обусловленных неизмеримо возросшим воен. потенциалом СССР и предшествующими победами Сов. Армии. Осн. способом боевых действий Сов. Вооруж. Сил в третий период войны было наступление, формы к-рого менялись в зависимости от обстановки, целей операции и соотношения сил. В кампаниях 1944 стратегич. операции велись последовательно по фронту и в глубину. В кампании 1945 наступление проводилось одновременно на всем фронте. Мощные удары являлись, как правило, неожиданными для противника. Наступление сов. войск отличалось большим размахом. Оно развертывалось на фронте 1500-3700 км, проводилось на глубину до 700-1300 км и осуществлялось группами фронтов во взаимодействии с авиацией дальнего действия, воен.-мор. флотом и партизанами.

Сов. В. и. в этот период войны обогатилось новым опытом проведения крупных операций на окружение и уничтожение вражеских группировок. Этот способ боевых действий стал основным для Сов. Вооруж. Сил. В нек-рых операциях окружение достигалось нанесением главных ударов танк. и общевойсковыми соединениями по сходящимся направлениям (Корсунь-Шевченковская, Белорусская, Ясско- Кишиневская операции 1944, Пражская операция 1945 и др.); в других - прорывом фронта противника на нескольких участках с последующим развитием ударов в глубину и выходом на фланги и тыл противника (Восточно-Прусская и Берлинская операции 1945 и др.); в третьих - нанесением 1-2 охватывающих ударов для того, чтобы оттеснить группировку противника к труднодоступной местности или прижать к морю. Наряду с окружением применялись глубокие фронтальные удары, приводившие к дроблению группировок противника и уничтожению их по частям (Львовско-Сандомирская операция 1944, Висло-Одерская операция 1945 и др.).

Сов. В. и. успешно решило проблему прорыва обороны противника на большую глубину и в высоких темпах. Эта задача осуществлялась нанесением мощного огневого удара артиллерией и авиацией во взаимодействии с ударами стрелковых и танковых войск, в результате чего в обороне противника образовывались бреши, используемые для ввода в прорыв танковых и механизированных войск, к-рые стремительно развивали успех на большую глубину, выходили на фланги, тылы и пути отхода противостоящей группировки противника, окружали, дробили и уничтожали ее. Было достигнуто высокое совершенство в осуществлении непрерывного преследования противника в высоких темпах. В крупнейших операциях 1944-45 темп преследования сов. войсками противника достигал 30-40 км в сутки, а в отдельные дни - 60-100 км в сутки (Ясско-Кишиневская, Висло-Одерская операции, разгром империалистич. Японии). Глубина продвижения при преследовании составляла 250-700 км.

Важным достижением сов. В. и. в годы Вел. Отечеств. войны было форсирование крупных водных преград с ходу, в процессе наступления на широком фронте. Почти все крупные наступательные операции, проведенные Сов. Армией с конца 1943, начинались с плацдармов, захваченных на реках в предыдущих наступат. операциях. Сов. В. и. обогатилось опытом штурма крупных городов и укрепленных районов, наступления в особых условиях - в горах и горной местности, в Заполярье, в лесисто-болотистых, степных и пустынных районах, а также наступления крупными силами ночью. Большую роль в успехе операций и боев играло достижение внезапности удара.

В Великой Отечеств. войне сов. В. и. развивалось на основе гармонич. сочетания всех родов войск и видов вооруж. сил. Результаты войны подтвердили передовой и творч. характер сов. В. и., его превосходство над буржуазным В. и. Развитие сов. В. и. обеспечивалось неуклонным ростом военной экономики СССР. Важнейшими условиями успешного развития В. и. были: высокий патриотич. подъем сов. народа, боевая активность, самоотверженность и героизм сов. воинов. В ходе войны выросли опытные кадры сов. полководцев и военачальников, генералов и офицеров. Большая роль в развитии сов. В. и. принадлежит политич. работникам, армейским партийным и комсомольским организациям. Руководящей и направляющей силой в развитии Сов. Вооруженных Сил и их В. и. была Коммунистическая партия.

В. и. капиталистич. гос-в в период 2-й мировой войны также претерпело ряд существ. изменений. Применение новой боевой техники способствовало увеличению ударной силы и подвижности бурж. армий. Особенно большое значение правящие круги США и Англии придавали бомбардировочной авиации.

В ходе 2-й мировой войны были опровергнуты мн. теории, господствовавшие в бурж. армиях в довоенный период. Полностью провалилась авантюристич. теория "молниеносной" войны, принятая в качестве доктрины нем. генштабом. Не выдержали испытаний теория т. н. "малых механизированных армий", теории, преувеличивавшие значение тех или иных видов вооруж. сил (авиации, морского флота) или родов войск (танков). Нем.-фаш. армия была самой сильной армией среди вооруж. сил империалистич. гос-в. Ее В. и. отражало агрессивные устремления германских империалистов, определявшие решительный характер действий без трезвого учета сил противника, что неизбежно приводило к авантюризму в стратегии. В первом периоде 2-й мировой войны нем.-фаш. армия провела ряд операций, принесших ей быстрые победы над врагом. Победа германского оружия в войне с бурж. странами - Польшей и Францией - была обусловлена прежде всего предательством буржуазией этих стран национальных интересов своих государств. Это было использовано германским командованием для осуществления т. н. "молниеносной" войны. Проведенные операции характеризовались широким применением бронетанковых и механизированных войск (в виде "танковых клиньев") при массированной поддержке авиации. Механич. перенесение боевого опыта легких побед на Западе при нападении фаш. Германии на Сов. Союз хотя и принесло германскому оружию в первом периоде войны ряд крупных успехов, не привело к победоносному исходу войны. Вынужденные временно обороняться Вооруж. Силы СССР непрерывно совершенствовали свою оборону и в конечном итоге не только остановили наступление врага, но и создали условия для коренного перелома в ходе войны. Сов. оборона истощила и обескровила нем.-фаш. войска и привела к крушению их наступление. Вынужденная перейти к обороне, нем.-фаш. армия не смогла устоять перед неудержимым натиском сов. войск. Наступление Сов. Армии оказалось неизмеримо сильнее наступления нем.-фаш. войск. Таким образом, легенда о непобедимости германского оружия была развеяна. Сов. В. и. доказало свое превосходство.

Стратегия вооруж. сил США и Англии во 2-й мировой войне была подчинена политич. целям правящих кругов этих гос-в, стремившихся максимально истощить и обескровить СССР и Германию, что должно было проложить США и Англии путь к мировому господству. Стремление максимально сохранить свои собственные силы определило нерешит. характер действий амер. и англ. армий, низкие темпы наступления, несмотря на высокий уровень технич. оснащения войск. Только тогда, когда стало ясно, что СССР в состоянии самостоятельно не только изгнать врага со своей территории, но и освободить порабощенные народы Европы, стратегия США и Англии стала активизироваться.

В области оперативного искусства вооруж. силы США и Англии приобрели на сухопутных театрах лишь огранич. опыт. Значительно больший опыт был приобретен в подготовке и осуществлении комбинированных десантных операций с участием сухопутных войск, воен.-мор. флота, авиации и воздушных десантов. Наиболее выдающейся десантной операцией является высадка десанта в Сев. Франции в июне 1944 (Нормандская десантная операция 1944). Операции на сухопутных театрах англо-амер. командование проводило силами полевых армий или групп армий во взаимодействии с крупными силами авиации. Все операции готовились длит. время и всесторонне обеспечивались. Особенно большое внимание уделялось материально- технич. обеспечению. Длительная подготовка операций была возможной потому, что решающие события 2-й мировой войны развертывались на сов.-герм. фронте. В 1944-45 амер. и англ. командования осуществили ряд крупных воздушных операций против Германии и Японии, однако решающего влияния на ход войны эти операции не имели. Применение амер. вооруж. силами атомного оружия в авг. 1945 против Японии не оправдывалось воен. необходимостью.

В области тактики бурж. В. и. достигло известного развития. В англ. и амер. армиях этому способствовали высокий уровень технич. оснащения войск, а также справедливые цели антифаш. войны, к-рые порождали высокий моральный дух войск антифаш. коалиции. Вместе с этим на развитии англ. и амер. В. и. отрицательно сказывалась двурушническая по отношению к союзнику - СССР - политика реакционных правящих кругов США и Англии. Это проявлялось в недостаточно высоких темпах наступат. действий, в ограниченном применении маневра в ходе боевых действий в оперативной глубине, в стремлении вести боевые действия только при наличии абсолютного превосходства в силах и средствах над противником.

В. и. после 2-й мировой войны развивалось под влиянием крупных экономич., политич. и воен. факторов.

Гос-ва мирового социалистич. лагеря во главе с СССР направляют все свои усилия на мирное экономич. и культурное развитие и на сохранение мира во всем мире. В отличие от этого, реакц. правящие круги империалистич. лагеря, возглавляемого монополистами США, проводят политику безудержной гонки вооружений, организации агрессивных воен.-политич. союзов, создания воен. баз вблизи границ СССР и стран народной демократии, политику т. н. "холодной войны" против социалистич. гос-в, готовят новые кровопролитные войны, саботируют предложения СССР о разоружении и о запрещении ядерного оружия. Империалисты США, Англии, Франции содержат огромные армии, восстанавливают вооруж. силы Зап. Германии и вооружают их новейшими средствами нападения.

СССР и др. социалистич. страны ведут борьбу за смягчение международной обстановки и ликвидацию напряженности, встречая в этом поддержку и ряда др. гос-в и прогрессивных обществ. кругов капиталистич. стран. В то же время социалистич. гос-ва вынуждены проявлять неустанную заботу об укреплении обороноспособности своих стран, о повышении мощи своих вооруж. сил, об оснащении их самым совершенным оружием и передовой техникой.

Развитие экономики и науки и бурный технич. прогресс, происходящие в послевоенный период, оказали решающее влияние на изменение средств борьбы. Развитие ядерного, ракетного оружия, радиоэлектронной техники, средств автоматизации и телемеханики, а также неизмеримо возросшая механизация и моторизация армий придали новые качества всем видам вооруж. сил и родам войск и внесли коренные изменения в В. и. Особенно глубокое влияние на развитие В. и. оказало ядерное ракетное оружие, к-рое является наиболее эффективным из всех когда-либо существовавших средств борьбы.

В совр. условиях войны приобретают все более ожесточенный и опустошит. характер. Атомное и термоядерное оружие, обладающее колоссальной разрушительной силой, и ракеты с неограниченными возможностями его доставки к любой цели в самое ограниченное время позволяют достигать решительных военных результатов на огромной территории и на любых дальностях. Это позволяет наносить удары не только по вооруж. силам на театрах воен. действий, но и по объектам в глубоком тылу; исчезает различие между фронтом и тылом. В этих условиях при решении вопросов структуры вооруж. сил, внезапности нанесения ударов, начального периода войны, выбора направлений главных ударов, массирования сил и средств, построения войск, применения маневра, организации обороны, управления и др. вопросов В. и. возникли совершенно новые требования и новые пути и способы решения.

Если в войнах прошлого после внезапного удара и вызванной им потери инициативы в действиях подвергнувшимся нападению вооруж. силам нередко удавалось восстанавливать свою боевую мощь и овладевать инициативой, то теперь это сделать значительно труднее, ибо ядерные удары способны вызвать огромные разрушения и привести к тяжелым потерям в людях и экономике воюющих сторон. Вместо сосредоточения крупных сил на сравнительно узких участках фронта возникла необходимость во избежание тяжелых потерь от ядерных ударов максимально рассредоточивать войска и боевую технику на большом пространстве, создавать условия для быстрейшего осуществления перегруппировок по фронту и в глубину и для массированного применения сил и средств на решающих направлениях.

Вместе с этим коренным образом меняется роль родов войск и видов вооруж. сил. Решающее значение приобрели ракетные войска. Повысилась роль бронетанк. и механизированных войск. Изменились роль и значение бомбардировочной авиации и ствольной нарезной артиллерии. В воен.-мор. флоте надводные корабли перестали уже играть ту роль, к-рую они играли в прошлом, все большее значение приобретают подводный флот и авиация. Вместе с изменением средств борьбы и роли родов войск и видов вооруж. сил меняются их организация и взгляды на их использование.

Американская доктрина решающей роли бомбардировочной авиации, являвшаяся на деле средством агрессии, воздушно-атомного шантажа и угроз, проявила свою несостоятельность. Пытаясь скрыть от нар. масс подготовку новой мировой войны и ее характер, мн. бурж. теоретики Запада выдвигают теории т. н. "ограниченной ядерной войны", "дозированной стратегии", "стратегии устрашения" и др. В то же время нек-рые руководящие политич. и воен. деятели империалистич. гос-в, прикрываясь доктриной превентивной (предупредительной) войны, открыто заявляют, что "при известных обстоятельствах" они считают себя вправе первыми нанести ядерный удар.

Важнейшим положением сов. воен. доктрины является то, что будущая мировая война, если она все же будет развязана империалистич. агрессорами, неизбежно примет характер ракетно-ядерной войны. Вместе с тем окончательная победа над агрессорами может быть достигнута в результате совместных хорошо согласованных действий всех видов вооруж. сил и родов войск. Ракетно-ядерная война будет вестись массовыми, многомиллионными армиями.

Сов. гос-во достигло крупнейших успехов в деле создания могучей ракетной техники, атомного и водородного оружия, развития радиоэлектроники и др. средств борьбы. СССР располагает не только межконтинентальными, но и глобальными ракетами, с помощью к-рых можно поражать любую точку земного шара с любого направления и к-рые нельзя вовремя обнаружить. Наличие такого оружия вызывает и соответств. изменения в разработке мн. осн. вопросов сов. В. и. Создан новый вид вооруж. сил - ракетные войска. Выросли боевые возможности сухопутных войск. Получили дальнейшее развитие воздушно-десантные войска. Коренным образом изменились вооружение и организация войск противовоздушной обороны. Противо- ракетная и противовоздушная оборона основана сейчас прежде всего на мощи зенитных ракетных войск, к-рые взаимодействуют с истребительной авиацией. В военно-воздушных силах произошел процесс замены боевых поршневых самолетов совр. реактивными машинами, включая сверхзвуковые дальние бомбардировщики. Основной силой военно-мор. флота стали подводные лодки различного назначения и военно-морская авиация.

Сов. В. и. развивается на основе мощной экономич. и материально-технич. базы, используя богатейший боевой опыт Сов. Вооруж. Сил, совр. уровень развития воен. техники и новейшие тенденции развития воен. дела.

Историографический очерк. Первые попытки определить сущность войны, выявить причины побед и поражений, обобщить боевой опыт и сформулировать наиболее общие положения В. и. были сделаны философами, историками и воен. теоретиками рабовладельч. общества. Наиболее древнее из дошедших до нас сочинений этого рода - "Трактат о военном искусстве", написанный в конце 6 - нач. 5 вв. до н. э. кит. полководцем и мыслителем Сунь-цзы. Кратко сказав о зависимости силы армии от прочности гос-ва, Сунь-цзы более подробно рассматривает влияние фактора времени и географич. условий, говорит о важной роли и необходимых качествах полководца, о значении тщат. подготовки к войне, изучения противника, учета сильных и слабых сторон своих войск и войск врага. "Трактат" изложен в афористич. форме ("Если знаешь противника и знаешь себя, - победа обеспечена", "Побеждает тот, кто знает, когда можно сразиться и когда нельзя", и т. п.).

Мн. др.-греч. историки - Геродот, Фукидид, Ксенофонт, Полибий и др., описывая ход войн, старались дать анализ причин их исхода, оценивали В. и. армий и полководцев. Напр., Ксенофонт в соч. "Киропедия" и "Анабасис" рассматривает проблемы подготовки армии, роль организованности и дисциплины, использования внезапности, построения боевых порядков, учета свойств местности и др. элементов обстановки. Ксенофонт первым наметил деление В. и. на стратегию и тактику.

Выдающийся полководец Др. Рима Юлий Цезарь изложил свои взгляды на способы ведения войны и боя в "Записках о галльской войне" и "Записках о гражданской войне". Труды эти весьма ценны, хотя мн. данные о действиях сторон, соотношении сил и потерях изложены явно тенденциозно. Из работ рим. воен. теоретиков значительный интерес представляют "Стратегемы" Фронтина (1 в. н. э.). На историч. примерах он стремится показать, как нужно применять воен. хитрость в сражениях, при осаде и обороне крепостей. Большое внимание Фронтин уделяет способам укрепления дисциплины, считая, что солдат можно держать в повиновении жестокими наказаниями. Написанный в период упадка Римской империи (нач. 5 в. н. э.) труд Вегеция "Краткое изложение военного дела" как бы обобщает воен. опыт рабовладельч. Рима. Труд этот составлен на основе многочисл. работ воен. авторов. В нем рассмотрены мн. стороны жизни и боевой деятельности войск: система обучения, организац. структура, вооружение, боевые порядки, способы ведения боевых действий на суше и на море.

В период становления феодализма наука и светская культура переживали глубокий упадок. Только в Византии, где сохранились мн. элементы античной культуры, создавались воен.-историч. и воен.-теоретич. труды. Из них наиболее известен "Стратегикон" Псевдо- Маврикия (6 в. н. э.), в к-ром изложены взгляды на способы подготовки войск, ведения войны и боя, сложившиеся при переходе от рабовладельч. строя к феодализму. В период расцвета феодализма сведения о войнах и воен. искусстве излагались гл. обр. в летописях, историч. хрониках, в народном эпосе и отд. литературных произведениях.

Первые воен.-теоретич. труды, выражавшие взгляды складывающегося класса буржуазии, появились в эпоху Возрождения. К ним относится прежде всего соч. Н. Макиавелли "О военном искусстве", в к-ром выдвинуты новые, прогрессивные для того времени (нач. 16 в.) мысли о милиционной армии, о решающей роли пехоты, о применении огнестрельного оружия и мн. др.

Когда сложились феодально-абсолютистские гос-ва с их постоянными наемными армиями, взгляды на способы боевого применения таких армий (принципы "маневренной" стратегии и линейной тактики) были изложены в уставной литературе, а также в сочинениях видных военачальников и теоретиков того периода (Тюренн во Франции, Монтекукколи и Евгений Савойский в Австрии, Фридрих II в Пруссии, Г. Ллойд в Англии и др.). Франц. воен. инженер С. Вобан (2-я пол. 17 - нач. 18 вв.) разработал систему строительства, обороны и осады крепостей, игравших большую роль в этот период развития В. и.

В России по мере складывания и развития регулярной армии создавалась и теория строительства, боевой подготовки и боевого применения этой армии. Петр I и его соратники создали в начале 18 в. такие выдающиеся памятники рус. воен. мысли, как "Учреждение к бою", "Правила сражения", "Устав воинский" и др. В этих документах обобщен богатый боевой опыт рус. армии и выдвинуты передовые идеи о способах обучения и воспитания войск, их организац. структуре, о способах ведения войны и боя.

Дальнейшее развитие рус. военная мысль получила в работах П. А. Румянцева ("Обряд службы", "Мысли" и др.). Румянцев ясно понимал зависимость стратегии от политики, критиковал принципы кордонной стратегии, отдавал предпочтение энергичным наступат. действиям, наметил пути преодоления шаблонов линейной тактики. Выдающимся воен. достижением теории 18 в. являются труды А. В. Суворова - "Полковое учреждение", "Наука побеждать" и др. Решительно отбросив господствовавшие на Западе приемы обучения войск путем жестокой муштры, принципы кордонной стратегии и линейной тактики, Суворов заложил прочные основы такой системы ведения войны и боя, где стратегич. цели достигаются решительным наступлением, смелым маневром, инициативными действиями, творческим решением боевых задач, полным разгромом армии противника.

Принципы В. и. массовых буржуазных армий, сложившихся в Зап. Европе в конце 18 - нач. 19 вв., были обобщены в трудах Наполеона, К. Клаузевица, А. Жомини и др. Прусский воен. теоретик Клаузевиц в труде "О войне" сделал первую попытку всестороннего анализа и разработки общей теории войны, не ограничиваясь спец. вопросами стратегии и тактики. Клаузевиц дал определение войны как продолжения политики насильственными средствами, однако под политикой понимал только внешнюю политику гос-в. Методологич. основой его трудов была идеалистич. философия. Поэтому наряду со многими глубокими и важными мыслями они содержат ряд неправильных утверждений. Напр., Клаузевиц считал выдающихся полководцев единоличными творцами воен. искусства; утверждал, будто оборона - более сильная форма ведения войны, чем наступление; отрицал роль стратегич. резервов; выдвинул идеи "молниеносной войны" и "неограниченного насилия" и т. д.

Франц. воен. историк и теоретик Жомини, много лет работавший в России, в трудах "Очерки военного искусства", "Критическая военная история войн революции" и др. обобщил опыт наполеоновских войн, выступал как апологет воен. искусства Наполеона и выдвинул метафизич. положение, что коренные правила войны "... неизменны, независимы ни от времени, ни от места".

Выразителями прогрессивного течения в рус. воен. мысли 1-й четверти 19 в. были декабристы. Работы И. Бурцева, Н. Бестужева, Ф. Глинки, Н. Муравьева, П. Пестеля и др. декабристов по истории рус. В. и., важнейшим проблемам строительства вооруж. сил, стратегии и тактике отражают революц., антикрепостнич. настроения передовых кругов рус. армии.

С появлением массовых бурж. армий (конец 18 - нач. 19 вв.) твердо установилось деление В. и. на стратегию и тактику, но единообразного понимания их задач не было. В 1-й пол. 19 в. возникла и была включена в программы воен. учебных заведений история В. и.

2-я пол. 19 в. ознаменовалась тем, что наряду с идеалистич., метафизич. бурж. воен. теориями сложилось подлинно научное, материалистич., марксистское учение о войне и армии, были заложены основы марксистской воен. науки. К. Маркс и Ф. Энгельс на огромном историч. материале научно решили проблемы происхождения и социальной сущности войны и армии, вскрыли гл. закономерности и материальные основы развития В. и., показали решающую роль нар. масс, место и роль выдающихся полководцев, значение морального фактора и воен. техники. Вместе с тем они создали научный метод исследования всех сторон войны и воен. дела.

Переход от домонополистич. капитализма к империализму сопровождался усилением реакции в господствующих воззрениях правящих классов, в том числе и в области бурж. воен. теорий.

Нем. воен. деятели и теоретики - X. Мольтке (старший), А. Шлифен, З. Шлихтинг, К. фон дер Гольц и др. наряду с разработкой способов ведения войны и боя с учетом новых средств вооружения, транспорта и связи отрицали определяющее воздействие политики на стратегию или понимали ее ограниченно, проповедовали и развивали идеи быстротечной войны на уничтожение воен. сил противника, отстаивали политику милитаризма.

Амер. адмирал А. Мэхэн в ряде работ ("Влияние морской силы на историю" и др.) выдвинул теорию "владения морем" с целью захвата колоний и осуществления империалистич. политики. Такие же идеи развивал англ. адмирал Ф. Коломб в книге "Морская война, ее основные принципы и опыт".

Франц. воен. деятель и теоретик Ф. Фош, учитывая поражение Франции в войне 1870-71, в своих трудах "О принципах войны", "Ведение войны" и др. выдвинул положения об "обеспечении" и "безопасности", соблюдение к-рых, по его мнению, позволило бы наверняка одерживать победы. С критикой взглядов Фоша выступил Гранмезон, к-рый отстаивал необходимость наступат. действий во что бы то ни стало, независимо от степени обеспеченности этого наступления. Воззрениям Гранмезона присущи элементы крайнего риска и авантюризма. Видными представителями бурж. воен. теории в России 2-й пол. 19 и нач. 20 вв. были Г. А. Леер, М. И. Драгомиров, Н. П. Михневич. Основные труды Леера посвящены проблемам стратегии. Стратегию он определял как "философию военного дела" и всеобъемлющую науку о войне. В основу теоретич. суждений Леера положена метафизич. идея "вечных принципов" В. и. Труды Драгомирова посвящены преим. вопросам тактики и воен. педагогики. Многие положения Драгомирова были передовыми для своего времени, хотя наряду с этим в его теории были и реакц. элементы (в частности, известная недооценка техники). Н. П. Михневич работал гл. обр. в области истории В. и., в том числе русского, и в области стратегии. Рассматривая войну с идеалистических позиций, он в то же время делал немало правильных выводов о тенденциях развития В. и., в частности о влиянии техники на тактику.

Вопросы воен.-мор. стратегии и тактики в изменившихся условиях ведения войны на море успешно разрабатывали Г. И. Бутаков, С. О. Макаров и др.

Применение и важная роль новых видов боевой техники на фронтах 1-й мировой войны, а также начало общего кризиса капитализма и боязнь мобилизации в армию миллионных масс трудящихся, к-рые могут революционизироваться и выйти из повиновения, служили причиной появления в странах империализма теорий о возможности завоевания победы с помощью "малых механизированных армий" или же массированным применением того или иного вида боевой техники (теория "господства в воздухе", теория танковой войны и т. п.). Нем.-фаш. воен. теоретики (Э. Людендорф, X. Гудериан и др.) развивали идеи "молниеносной" и "тотальной" войны. Опыт 2-й мировой войны показал несостоятельность и порочность этих теорий, к-рые недооценивали силу сопротивления народов, подвергающихся империалистич. агрессии.

После победы Окт. социалистич. революции возникла сов. воен. наука. Ее основные идейно-теоретич. положения определил В. И. Ленин. В трудах Ленина, в решениях и документах Коммунистич. партии выявлены и определены основные характерные черты войн современной эпохи, показано значение экономич. и морального факторов, роли тыла, решены проблемы определения политич. характера войн, взаимосвязи политики и стратегии, ведения революц. освободит. войн, строительства армии нового типа и мн. др. Конкретные проблемы В. и. успешно решались в трудах М. В. Фрунзе, М. Н. Тухачевского, Б. М. Шапошникова, В. К. Триандафиллова, А. К. Коленковского, Н. Е. Варфоломеева, А. А. Свечина, А. Н. Лапчинского, Г. С. Иссерсона, Е. А. Шиловского, В. А. Меликова, С. Н. Красильникова и мн. др. военачальников и теоретиков Сов. Армии (см. лит-ру при статье).

Сов. воен. мысли принадлежит заслуга определения сущности оперативного искусства и разработки теории глубокой операции. Большое развитие в трудах сов. авторов получили вопросы боевого применения различных видов вооруж. сил и родов войск и организации тесного взаимодействия между ними. Осн. теоретич. взгляды, разработанные сов. воен. наукой, были подтверждены и получили дальнейшее развитие в годы Вел. Отечеств. войны, а также в послевоенный период.

Решения XX (1956) и XXII (1961) съездов КПСС выдвинули перед сов. воен. наукой ответственейшую задачу пересмотра господствовавших в период культа личности Сталина неправильных оценок многих событий, явлений и деятелей сов. В. и., задачу исправления допускавшихся искажений в изложении и освещении историч. фактов и принципиальных проблем. За период с 1956 выпущено значит. число монографий, научных статей, биографич., мемуарных и других работ, содержащих богатый материал для правильного марксистско- ленинского анализа истории сов. В. и. Положен решит. конец отрицанию и принижению роли В. И. Ленина как основоположника сов. воен. науки. Покопчено с возвеличением Сталина, являющегося якобы творцом всего сов. В. и.

Богатый опыт строительства и боевого применения Вооруж. Сил СССР обобщен в многотомных коллективных трудах: "История гражданской войны в СССР" (т. 3-5) и "История Великой Отечественной войны Советского Союза" (т. 1-5), изданных Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Оценка вышедших трудов сов. научной общественностью показывает необходимость дальнейшего углубленного исследования проблем теории и истории сов. В. и. В этом направлении ведется большая и разносторонняя работа научными учреждениями, воен. академиями и др. высшими учебными заведениями, а также отд. научными работниками. Опыт сов. В. и. изучается и в вооруж. силах др. социалистич. стран, вносящих свой ценный вклад в развитие передового В. и., призванного обеспечить свободу и независимость народов всех стран социалистич. лагеря.

Лит.: Военные вопросы в решениях КПСС. 1903-17 гг. Сб. док-тов, М., 1960; КПСС о Вооруж. Силах Сов. Союза. Сб. док-тов. 1917-58, М., 1958; Маркс К., Гражданская война во Франции, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 17; Энгельс Ф., Избр. воен. произв., М., 1958; В. И. Ленин о войне, армии и военной науке. Сб., т. 1-2, М., 1957; Ленин В. И., Военная переписка (1917-20), М., 1956; История гражданской войны в СССР, т. 1-5, М., 1939-60; История Вел. Отечеств. войны Сов. Союза 1941-45, т. 1-5, М., 1960-62; Военная стратегия, М., 1962; Развитие тактики Сов. Армии в годы Вел. Отечеств. войны (1941-45 гг.), М., 1958; Вторая мировая война. 1939-45 гг., М., 1958; Общая тактика, т. 1-3, М., 1940-41; Рус. военно-теоретическая мысль XIX и нач. XX вв. Сб. ст., М., 1960; Тактика в трудах военных классиков, т. 1-2, М., 1925-26; История воен. искусства, т. 1-3, М., 1961; Стратегия в трудах военных классиков, т. 1-2, М., 1924-26; Антонов-Овсеенко В. A., Записки о гражданской войне, т. 1-4, М., 1924-33; Белицкий С. М., Стратегические резервы, М.-Л., 1930; Бескровный Л. Г., Рус. армия и флот в XVIII в. (Очерки), М., 1958; Бубнов А. С., О Красной Армии, М., 1958; Гринишин Д. М., Военная деятельность В. И. Ленина, 2 изд., М., 1960; Гусев С. И., Гражданская война и Красная Армия. Сб. ст., М., 1958; Джевецкий Я., Рюро Т., Проблемы развития военного иск-ва, пер. с польск., М., 1958; Иссерсон Г., Эволюция оперативного иск-ва, М., 1937; его же, Воен. иск-во эпохи национальных войн второй пол. XIX в., М., 1933; Кадишев А. В., История сов. воен. искусства (1917-40), М., 1949; Коленковский А. К., О наступательной операции армии, входящей в состав фронта, М., 1929; Красильников С. Н., Организация крупных общевойсковых соединений (Прошедшее, настоящее и будущее), М., 1933; Кузьмин Н. P., На страже мирного труда. (1921-40 гг.), М., 1959; Лаговский А. Н., Стратегия и экономика, М., 1961; Лапчинский А. Н., Воздушная армия, М., 1939; Мовчин Н., Последовательные операции по опыту Марны и Вислы, М.-Л., 1928; Покровский Г. И., Наука и техника в современных войнах, 2 изд., М., 1959; Прокофьев Е. A., Борьба декабристов за передовое рус. воен. иск-во, М., 1953; Разин Е. A., История воен. иск-ва, т. 1-3, М., 1955-61; Семенов В. A., Краткий очерк развития советского оперативного искусства, М., 1960; Свечин А. A., Эволюция воен. иск-ва, т. 1-2, М., 1927-28; его же, Стратегия, М., 1926; Смирнов М. В., Базь И. С., Козлов С. Н., Сидоров П. A., О сов. воен. науке, М., 1960; Строков А. A., История воен. иск-ва, М., 1955; Триандафиллов В. К., Характер операций современных армий, 4 изд., М., 1937; Тухачевский М. (H.), Вопросы современной стратегии, М., 1926; Фрунзе М. В., Избр. произв., т. 1-2, М., 1957; Хрущев Н. С., Разоружение - путь к упрочению мира и обеспечению дружбы между народами. Доклад и заключительное слово на IV сессии Верховного Совета СССР, М., 1960; Шапошников Б. М., Мозг армии, кн. 1-3, М., 1927-29; Зайончковский А., Мировая война 1914-1917 гг., 3 изд., т. 1-3, М., 1938-39; Байов А. К., Курс истории рус. воен. иск-ва, в. 1-7, СПБ, 1909-13; Голицын Н. С., Всеобщая воен. история древних времен, ч. 1-5, СПБ, 1872-76; его же, Всеобщая воен. история средних времен, ч. 1-3, СПБ, 1876-1878; его же, Всеобщая воен. история новых времен, ч. 1-3, СПБ, 1872 - 74; его же, Всеобщая воен. история новейших времен, ч. 1-2, СПБ, 1874-75; Якир И. Э., Воспоминания о гражданской войне, М., 1957; Леер Г. A., Метод воен. наук, СПБ, 1894; его же, Стратегия, ч. 1-3, СПБ, 1893-99; Макаров С. O., Рассуждения по вопросам морской тактики, М., 1943; Мартынов Е. И., Стратегия в эпоху Наполеона I и в наше время, СПБ, 1894; Масловский Д.Ф., Записки по истории воен. иск-ва в России, в. 1-2, СПБ, 1891-1894; Модем Н., Обозрение известнейших правил и систем стратегии, СПБ, 1836; Михневич Н. П., Стратегия, кн. 1-2, СПБ, 1899-1901; Незнамов А. A., Современная война, СПБ, 1912; Языков П. A., Опыт теории стратегии, ч. 1-3, СПБ, 1842; Балк В., Развитие тактики в мировую войну, пер. с нем., П., 1923; Бернгарди Ф., Современная война, пер. с нем., т. 1-2, СПБ, 1912; Вольпе А. М., Фронтальный удар, М., 1937; Дельбрюк Г., История воен. иск-ва в рамках политической истории, т. 1-7, М., 1936-39; Дуэ Дж., Господство в воздухе, пер. с итал., М., 1935; Жако П. Э., Исследование вопросов стратегии Запада, пер. с франц., М., 1955; Жомини А., Очерки воен. иск-ва, пер. с франц., ч. 1-2, М., 1939; Кеммерер, Развитие стратегической науки в XIX столетии, пер. с нем., М., 1938; Клаузевиц К., О войне, пер. с нем., т. 1-2, М., 1941; Коломб Ф. Г., Морская война. Ее основные принципы и опыт, пер. с англ., М.-Л., 1940; Кюльман Ф., Стратегия, пер. с франц., М.-Л., 1926; его же, Общая тактика, пер. с франц., М.-Л., 1928; Лиддел Г., Стратегия непрямых действий, пер. с англ., М., 1957; Ллойд Г., Краткое начертание главнейших и первоначальных частей воен. иск-ва, СПБ, 1815; Ардан дю Пик Г. Л., Исследование боя в древние и новейшие времена, сост. А. К. Пузыревский, 3 изд., СПБ, 1911; Маврикий, Тактика и стратегия, СПБ, 1903; Макиавелли Н., О воен. иск-ве, пер. с итал., М., 1939; Мольтке Г.-К.-Б., Воен. поучения, пер. с нем., М., 1938; Меринг Ф., Очерки по истории войн и военного иск-ва, М., 1956; Миддельдорф Э., Тактика в рус. кампании, пер. с нем., М., 1958; Микель, Стратегические и тактические уроки войны 1914-18 гг., пер. с франц., М.-Л., 1928; Микше Ф. О., Атомное оружие и армии, сокр. пер. с англ., М., 1956; Наполеон I, Избр. произв., М., 1956; Смит Д. О., Воен. доктрина США, пер. с англ., М., 1956; Типпельскирх К., История второй мировой войны, пер. с нем., М., 1956; Фуллер Дж., Вторая мировая война 1939-45 гг., пер. с англ., М., 1956; его же, Операции механизированных сил, пер. с англ., М., 1933; Фот Ф., О ведении войны, 2 изд., М., 1937; Шлиффен А., Канны, пер. с нем., М., 1938; Эймансбергер Л., Танковая война, пер. с нем., М., 1937; Большая стратегия, сост. Ж. Р. М. Батлер и Дж. Эрмен, под ред.. Н. А. Ломова, т. 2, 5-6, М., 1958-59; Balck W., Taktik, Bd 1-5, В., 1903-07; Blume W., Strategie, В., 1912; Bonnal H., L'art nouveau en tactique, P., 1904; Caemmerer, L'Évolution de la stratégie au XIX siècle, P., 1908; Colin J., Les transformations de la guerre, P., 1911; Lewal J.-L., Stratégie de marche, P., 1893; его же, Introduction ála partie positive de la stratégie, P., 1892; Ludendorff E., Kriegsführung und Politik, В., 1922; Foch F., Des principes de la guerre, P., 1903; Schlichting S., Taktische und strategische Grundsätze der Gegenwart, Tl 1-3, В., 1897-99.

M. Л. Альтговзен, П. П. Богданов,

С. В. Липицкий, Москва.


Ещё