Советская историческая энциклопедия

ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ

(англ. The Great Charter, лат. Magna Charta Libertatum) - грамота, подписанная англ. королем Иоанном Безземельным 15 июня 1215 на лугу Раннимод (близ Виндзора). Написана на лат; яз., содержит 63 статьи. Подписанию В. х. в. предшествовало восстание баронов, к-рые были недовольны усилением королев. власти и грубым нарушением феод. обычаев. В восстании участвовали также рыцари и горожане (в частности, Лондона), до 1215 обычно поддерживавшие королев. власть в ее столкновениях с крупными феодалами. Рыцарей и горожан к союзу с баронами привело недовольство налоговым гнетом, притеснениями королев. чиновников и неудачной внеш. политикой короля. Их участие в восстании облегчило баронам победу над королем. Эта победа и была закреплена в В. х. в. Однако большинство статей В. х. в. отражало и защищало лишь интересы феод. аристократии. В. х. в. гарантировала свободу церк. выборов прелатам (ст. 1), соблюдение королем феод. обычаев по отношению к его вассалам - баронам (статьи 2-11), запрещала королю брать с них феод. помощь и щитовые деньги (см. Скутагий) без согласия "общего совета королевства) (ст. 12), т. е. совета непосредств. вассалов короля (ст. 14), запрещала судить баронов иначе как судом равных им по положению пэров (ст. 21), без их приговора арестовывать и лишать имущества (ст. 39). В. х. в. отменяла утвердившееся после реформ Генриха II (1154-89) право короля вмешиваться в юрисдикцию феод. курий (ст. 34) и создавала к-т 25 баронов, к-рые в случае нарушения хартии королем могли начать против него войну (ст. 61).

Рыцарство и верхушка свободного крестьянства получили от хартии лишь незначит. выгоды: баронам запрещалось требовать с них больше служб и повинностей, чем следовало по обычаю (статьи 15, 16, 27, 60),. всем свободным людям гарантировалась защита от произвола чиновников. Еще меньше получили города; лишь подтверждение уже существующих привилегий (ст. 13), а также установление единства весов и мер в стране (ст. 35). Налогового гнета для городов В. х. в. не облегчила. Крепостное крестьянство (вилланство) - осн.масса англ. народа, ничего не получило от В. х. в., к-рая, игнорируя интересы крепостных, еще раз подчеркнула их полное бесправие (ст. 20, единственная, упоминающая вилланов, имеет в виду прежде всего интересы их лордов). Ряд статей В. х. в. утверждает новые суд.-адм. порядки, сложившиеся в стране после реформ Генриха II (статьи 18, 19, 20, 32, 40 и др.), выгодные широким слоям свободного населения. Эти статьи оказались наиболее жизнеспособными и прогрессивными и впоследствии, будучи включены в статуты 13-14 вв., вошли в англ. феод. общегос. право. В целом, однако, В. х. в. - чисто феод. документ, защищающий интересы класса феодалов и отчасти гор. верхушки. Ее т. п. конституц. статьи (12, 14, 21, 34, 39, 61) утверждали узкосословные привилегии баронства, а последние 4 из них, изымая баронов из-под действия королев. юрисдикция и узаконивая феод. междоусобицы, носили явно реакционный характер.

Тем не менее В. х. в. сыграла известную роль в политич. борьбе 13-14 вв., приведшей к складыванию англ. сословной монархии. Аннулированная Иоанном в кон. 1215, В. х. в. неоднократно подтверждалась Генрихом III (1216, 1217, 1227), затем Эдуардом I и Эдуардом II, за исключением т. н. конституц. статей, умалявших престиж короны. В таком сокращенном виде она в 13-14 вв. отчасти утратила значение практич. политич. программы (начиная с 1297 все очередные подтверждения В. х. в. всегда дополнялись новыми, более актуальными политич. требованиями). В то же время в качестве первого в истории Англии прецедента ограничения королев. власти в пользу различных группировок феодалов она сохраняла значение политич. лозунга и символа оппозиц. выступлений. Забытая в кон. 15 и в 16 вв., В. х. в. была заново "открыта" в нач. 17 в. и использовалась лидерами парл. оппозиции накануне и в начале англ. бурж, революции для доказательства древности права парламента контролировать корону.

В бурж. историографии по вопросу о В. х. в. еще в 19 в. сложились 2 противоположные точки зрения, существующие с нек-рыми изменениями и в наст. время. До кон. 19 в. господствовала нац.-либеральная концепция. Ее представители (в нач. 19 в. Г. Галлам, затем Э. Фримен и У. Стебс; в Германии к ней примыкали Р. Гнейст, в России - M. M. Ковалевский, Д. М. Петрушевский) идеализировали В. х. в., игнорировали ее феод. сущность и считали ее "краеугольным камнем" свободы англ. народа и созданного им в процессе ист. развития "правового гос-ва" в виде англ. бурж.-конституц. монархии. С В. х. в. они связывали также представление о нац. исключительности англичан и всей их истории. Из совр. англ историков к этой точке зрения близки Б. Уилкинсон, Э. Кэм, Ф. Томсон и др. В кон. 19 и нач 20 вв. эта концепция подверглась нападкам со стороны историков критич. направления (англичане: Ф. Мейтленд, У. Мак-Кекни, позднее А. Поллард и др., француз Ш. Пти-Дютайи, американцы Дж. Адамс, Ч. Макилвейн), к-рые, справедливо указывая на узкосословный баронский характер т. н. конституц. статей В. х. в., ошибочно считали всю ее документом феод. реакции, т. к., по их мнению, единств. прогрессивной и даже антифеод. политич. силой в ср.-век. Англии являлась королев. власть, к-рой они приписывали гл. творч. роль в создании англ. "правового государства". В совр. лит-ре сходные взгляды высказывают англ. историки Дж. Джолиф, отчасти М. Поуик, Г. Ричардсон, Г. Сейлс, американский - Г. Хаскинс и др. Обе концепции не учитывают противоречивого характера В. х. в., в к-рой феод.-реакц. политич. требования баронов переплетаются с прогрессивными для 13 в. требованиями рыцарства, горожан и фригольдерской верхушки, хотя и эти слои населения в 13 в. также стояли еще полностью на почве феод. права.

Публ.: Петрушевский Д. М., Великая хартия вольностей, 2 изд., М., 1918; Памятники истории Англии XI-XIII вв., М., 1936; Select charters and other illustrations of English constitutional history..., ed. by W. Stubbs, 9 ed., Oxf., (1929).

Лит.: Гутнова Е. В., Возникновение английского парламента, М., 1960, гл. 4 и 5; Петрушевский Д. М., Очерки из истории англ. гос-ва и об-ва в ср. века, 4 изд., М., 1937; Stubbs W., The constitutional history of England..., v. l, 6 ed., Oxf., 1897; McKeehnie W. S., Magna Carta, Glasgow, 1905; Adams G. B., The origin of the English Constitution, New Haven, 1912; Thomson T., First century of Magna Carta, Minnesota, 1925; Cam H., England before Elisabeth, L., 1950; Poole A. L., From Domesday Book to Magna Carta 1087-1216, Oxf., 1951; Jolliff J. E., Angevin kingship, L., 1955.

Е. В. Гутнова. Москва.


Ещё