ЛОНДОНСКИЕ КОНВЕНЦИИ О ПРОЛИВАХ

1) Конвенция 1840 о помощи тур. султану против егип. паши Мухаммеда-Али подписана 3 (15) июля министром иностр. дел Великобритании Г. Дж. Пальмерстоном и посланниками в Лондоне: России - Ф. И. Брунновым, Австрии - Ф. Нейманом, Пруссии - Г. В. Бюловом и Турции - Хекиб-эффенди. Заключена в связи с новым обострением в 1839 егип. кризиса, когда Мухаммед-Али добился успеха в войне против султана. Великобритания и Австрия стремились не допустить вмешательства в конфликт Франции, выступавшей на стороне Мухаммеда-Али, или России, обязавшейся поддерживать султана по Ункяр-Искелесийскому договору 1833, т.к. это резко усилило бы влияние на Бл. Востоке той или др. державы. Наряду с этим Великобритания и Россия стремились изолировать Францию, к-рую Николай I считал носительницей "революц. заразы" в Европе, а Пальмерстон - наиболее опасным соперником на Бл. Востоке. Сыграв на антифранц. настроениях Николая I, Пальмерстон убедил его заменить Ункяр-Искелесийский договор соглашением указ. четырех держав. Державы решили оказать дипломатич. нажим на Мухаммеда-Али, чтобы заставить его пойти на соглашение с султаном (ст. 1), а в случае необходимости подкрепить нажим воен. мерами (ст. 2). Султану гарантировалась защита от нападения Мухаммеда-Али (ст. 3), причем подчеркивалось, что врем. введение с этой целью в проливы вооруж. сил держав не отменит принципа закрытия проливов для иностр. воен. кораблей (ст. 4). Эта оговорка по существу аннулировала Ункяр-Искелесийский договор. В авг. 1840 державы, подписавшие Л. к., потребовали от Мухаммеда-Али возвратить султану захваченные владения, гарантируя паше сохранение власти в Египте и Палестине, а когда тот отказался - Великобритания и Австрия открыли воен. действия и заставили его капитулировать.

2) Конвенция 1841 о междунар. регламентации режима Черномор. проливов подписана 1 (13) июля министром иностр. дел Великобритании Пальмерстоном и дипломатич. представителями в Лондоне: России - Брунновым, Австрии - П. Эстергази, Франции - Ф. А. Буркене, Пруссии - Бюловом и Турции - Хекиб-эффенди.Подтвердила принцип запрета иностр. воен. кораблям входить в проливы, с оговоркой, что это правило будет соблюдаться, "пока Порта находится в мире" (ст. 1). В 1841 истекал срок Ункяр-Искелесийского договора 1833 России с Турцией, и Пальмерстон, добившись фактич. отмены его Л. к. 1840, настоял на формальной замене рус.-тур. договора междунар. регламентацией режима проливов. Николай I, опасаясь сближения Великобритании с Францией, предлагавшей проект соглашения, к-рое укрепило бы их влияние на Бл. Востоке в ущерб России, дал указание Бруннову разработать контрпроект, явившийся основой Л. к. 1841. Вопреки надеждам царя, Л. к. 1841 оказалась выгодной лишь Великобритании и Франции, к-рые использовали ее для вмешательства в вопрос о режиме проливов (решавшийся раньше соглашениями между Россией и Турцией, как прибрежными державами) и для дальнейшего ослабления позиций России на Бл. Востоке.

3) Конвенция 1871 о пересмотре нек-рых статей Парижского мирного договора 1856 подписана 1 (13) марта министром иностр. дел Великобритании Дж. Гренвиллом и послами в Лондоне: России - Брунновым, Германии - А. Бернсторфом, Австро-Венгрии - Р. Аппоньи, Франции - Ж. де Бройлем, Италии - К. Кадорной и Турции - К. Муссурус-пашой. Заключена в обстановке, сложившейся после разгрома Франции Пруссией, к-рая была заинтересована в нейтралитете России и обещала ей поддержку в вопросе о пересмотре Париж. трактата. В окт. 1870 А. М. Горчаков объявил о восстановлении суверенных прав России на Черном м. (см. Горчакова циркуляры). Великобритания и Австро-Венгрия без Франции и Пруссии не решились на конфликт с Россией и согласились на предложение Бисмарка о конференции по этому вопросу. Россия также дала согласие, получив гарантию, что ее требования будут удовлетворены.

Конференция открылась в Лондоне в янв. 1871. Великобритания и Австро-Венгрия пытались добиться значит. изменений режима проливов в свою пользу, а также предоставления им в Турции воен. баз, но после продолжит. дипломатич. борьбы должны были удовлетвориться разрешением султану открывать проливы для воен. кораблей "дружественных и союзных" ему держав не только в воен. время. Это облегчало доступ иностр. флотам в Черное м. и ухудшало для России условия Л. к. 1841. Однако остальные рус. требования были приняты. Ст. 1 новой Конвенции отменяла ряд статей Париж. трактата о нейтрализации Черного м. с запрещением России и Турции содержать там воен. флот. Ст. 2 подтверждала принцип закрытия проливов для иностр. воен. кораблей (с приведенной выше оговоркой), а ст. 3 - принцип сохранения Черного м. открытым для торг. судоходства. Ст. 4-7 касались регламентации деятельности Дунайских комиссий, учрежденных Париж. трактатом. Ст. 8 подтверждала все прочие постановления последнего. Л. к. 1871 регулировала режим проливов вплоть до 1-й мировой войны 1914-18.

Лит.: Мартенс Р. P., т. 12, 15; История дипломатии, т. 1, М., 1959; Миллер А. Ф., Краткая история Турции, М., 1948; Киняпина Н. С., Внеш. политика России в первой пол. XIX в., М., 1963; Webster C., The foreign policy of Palmerston 1830-1841, v. 1-2, L., 1951; Rheindorf K., Die Schwarze-Meer (Pontus)-Frage vom Pariser Frieden vom 1856 bis zum Abschluss der Londoner Konferenz vom 1871, В., 1925.

И. В. Бестужев. Москва.


Советская историческая энциклопедия 

ЛОНДОНСКИЕ КОНВЕНЦИИ 1933 →← ЛОНДОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1ГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

T: 0.125702715 M: 3 D: 3